Дата публикации: "2 мая 2011"

Россия так и осталась крестьянской страной

В начале мая многие россияне приступают к индивидуальному земледелию. На период с мая по сентябрь города пустеют, поскольку за этот короткий период горожане стремятся обеспечить пропитание  на весь предстоящий год, сообщает «АгроНовости».

Город в России  жесток к своим жителям и по сей день – большей части из них он не предоставляет столь желанного комфорта, защиты и пропитания. Не секрет, что из маленьких городков и сел люди едут в город в надежде сделаться европейцем, ведь в деревне реализовать эту мечту нереально.

Но большая часть российских  городов на самом деле является продолжением деревни. Наша беда заключается в том, что Россия минула этап магдебургского права, вроде бы неизбежный  для городов, цехов и гильдий, партий, университетов, профсоюзов, и иных  родовых признаков любого европейского общества.

По официальной статистике уровень урбанизации в России составляет 70-80%, однако, по мнению многих ученых он не превышает 45-50%. Иными словами больше половины россиян и огромная часть горожан остается крестьянами по образу жизни.

Особый вопрос – дачники. Это поделенный на фазы образ жизни, зависимый от сезонных миграций. Улицы городов с вечера четверга заметно  пустеют, что сильно осложняет их учет.

Большая  деревня, а не город

Процессы урбанизации в России всегда носили неоднозначный характер: с середины 18 века до 1880-х годов шла деурбанизация страны. Если в 1742 г.  городское население составляло 13%., то в 1825 году — 9,1%, еще меньше в 1856 году — 9% и достичь уровня 1742 году России удалось, лишь в 1902 году.

Причины деурбанизации сводятся к смене экспортного товара: если сначала это было железо, то с конца XVIII века стало зерно. Этот процесс с упоением поддерживали и славянофилы (сегодняшние патриоты) и западники (современные либералы). Впрочем,  даже эти 13%, вроде бы достигнутые к началу 20 века многим ученым кажутся завышенными.

Экономист Григорий Гольц реконструировал  статистические долговременные ряды, позволившие выявить искажения в официальной статистики. По расчетам  Гольца на рубеже ХIХ и ХХ веков уровень урбанизации  составлял  2%,  а в 1917 году — 3% против  официальных 18%.  К числу горожан Гольц относит только тех, кто живет «городским трудом», но в начале ХХ века большая часть горожан получала  основное прокрмление с огородов, а порой и от животноводства.

Сталин  провел насильственную урбанизацию, но и это не привёл к образованию городов в истинном, западном смысле. Да и после смерти вождя страна подверглась деурбанизации.  А  в 1991-99 годах в села было преобразовано 168 ПГТ, что привело к убыли городского населения в количестве 620 тысяч человек. Да и среди городов европейской части страны 135 имеют численность населения меньше двенадцати тысяч – т. е. ниже порога людности, установленного законом. В 16 «городах» проживает населения менее 5 тысяч (Горбатов, Плес и т.д.), а есть и с 1 – 1,5 тысячами жителей, например, Чекалин и Высоцк. Это соответствует уровню урбанизации в 58-60%.

Однако и большая часть остальных городов с западной точки зрения таковыми не является. Например, город Челябинской области Копейск с 73000 жителей является сообществом  22 посёлков числом 22, а его длина 55 километров. По критериям, принятым в Германии городами в России могут считаться только 5: Москва, Тольятти, Десногорск и Сосновый Бор, и в Якутии Нерюнгри. С некоторой натяжкой к ним можно причислить еще 46, в т.ч. и Санкт-Петербург. По данным немецких исследователей 36% российских не могут считаться городами, а в них проживает 26% населения РФ. Поэтому в западном понимании урбанизация в России составляет не более 47-49%. Сегодня 35,8% территории Московской области представлено сельской местностью — с садами, огородами, а 5,4% занятой пастбищами.

Ельцинские реформы Россию отбросили до 3 стадии урбанизации – подобно  Мексике

На западе в урбанистике выделены  6 стадий.

1 Начальная крупногородская:  быстрый рост крупных  городов за счёт маленьких  и особенно средних.

2 Зрелая крупногородская: рост крупных и потери малых достигают апогея, но расти начинают средние за счет мигрантов.

3 Поляризационная  реверсия: средние города лидируют по темпам роста, главные теряют привлекательность, а маленькие — её наращивают.

4 Зрелая стадия:  средние города лидируют, малые рвутся вперёд, но до средних им далеко,  а индекс крупных становится отрицательным.

5 Контрурбанизация:  рост малых городов. Они быстро растут, а средние теряют  популярность; к ним приближаются крупные.

6  Последняя стадия: средние города растут медленнее малых и крупных.

Россия сегодня находится на 3-й стадии: за 1990-е годы большие города (более 250 тысяч человек) лишились 3 млн. человек, из них города-миллионеры — 2 млн. Маленькие  выросли на 2,5 млн., а прирост  средних (50-250 тысяч человек) — составил 2 млн. человек.

В 1982-86 годах Россия была готова к 4-й стадии урбанизации, но перестройка и реформы приостановили этот процесс. В период 1996-99 годов Россия уступала по уровню урбанизации  Бразилии и Мексики. На каждую стадию урбанизации Россия затрачивает  около 20-30 лет. Причем, каждый регион страны находится в своей стадии урбанизации: Московская область — переход от 4-й к 5,  Урал остановился на 3 стадии. А Северный Кавказ «застрял» на  переходе от 1-й ко 2-й стадии.

Деурбанизация сегодня коснулась  средних  городов. Помимо увеличения объема сельхоз территорий, увеличивается  число горожан, живущих за счет труда с земли. Снижается обеспеченность средних городов канализацией, в некоторых городах ее имеет 5% горожан. В целом бытовые условия по стране имеют не более 56-59%, что по сути и определяет истинную урбанизацию.

Российский горожанин – особенный «цивилизационный» продукт

Многие населенные пункты страны находятся на промежуточной стадии город – деревня, что породило особенный тип их жителя, который нельзя  отнести к цивилизованному.  Такой  тип городского жителя называется  гопники. Для них характерно сочетание полуазиатского бытия и европеизированного сознания. Гопниками представлена основная  часть среднего класса. Они разделяются на уголовников, пролетариев и мелких бизнесменов. Условно можно выделить полугопов — это сотрудники автосервисов, менеджеры в компаниях среднего звена, и прочие. Стратегии карьерного роста полугопов незамысловаты: они не требуют образования и навыков. Просто, тот кто «поднялся» подтягивает к себе бывших одноклассников, приятелей и т. д.

Квартира как овощехранилище

Разумеется, не принадлежащим к среде «полугопов», выжить в городе проблематично. Их небольшие заработки уходят на транспорт, на оплату услуг ЖКХ, на приобретение демонстративных вещей, т. е.  супермодной одежды, косметики, навороченных гаджетов, которые, по их мнению будут служить пропуском в тот высокий мир, который им пока не доступен. На покупке еды им приходится экономить, поэтому они вынуждены обеспечивать себя пропитанием сами. По официальным данным в России 35 миллионов дачников, что составляет 40% всех горожан. В их число не включены те горожане, которые имеют дома в деревни, или самовольно захватили земельные участки. На две эти категории стоит дать ещё 5-10 млн. землевладельцев и именно они образовывают т.н. «мелкособственническую Россию», которая обеспечивает пропитанием не только себя, но и «настоящих» горожан. На их долю приходится 90% всего урожая картофеля в стране и 80% — овощей. Именно они производят 95–97% меда, плодов и ягод, шерсти, 36% мяса и 40% молока. 69% дачников производят на даче пропитание для своей семьи, причем основная часть таких дачников представлена малообеспеченными семьями (77%).

По данным опросов заготовки на зиму делают 82% россиян, причем 66% из них используют для этого продуктов, полученные на личном хозяйстве. 80% из них заготовками обеспечивают себя и свою семью, а 2% готовят и на продажу.  При этом для 12% они представляют основу питания, для 43% – ощутимой добавкой к продуктам из магазина. 54% из них уверены, утверждают, что не могут  без заготовок обойтись. Не делают запасов на зиму 42% жителей столицы,  28% других городов-миллионников и 10% жителей небольших  городов.

Вместе с тем дачные сообщества являются последним и настоящим оплотом демократии в нашей стране. Здесь отсутствует т. н. «вертикаль власти», выборы проводятся поднятием рук на собраниях.

По данным Всероссийской сельхоз переписи 2006 года личные подсобные хозяйства (ЛПХ) производили 57,3% всей сельхозпродукции, содержится 42,9% свиней, 34,8% крупного рогатого скота, 59,7% овец и коз. В ЛПХ выращивается  92% картофеля, 77% фруктов, овощей и ягод, 88% мёда, производится  50% молока и 30% яиц, причем речь идёт исключительно о зарегистрированных ЛПХ…

Есть и незарегистрированные? Какова же их доля и как они поддаются учёту?

ЛПХ по своей сути относятся к неформальной экономике, государство принимает  в ней минимальное участие, поэтому уровень контроля и учёта минимальный. В связи с этим невозможно точно определить долю сельхозугодий, занятых под ЛПХ. Официально считается  не более 10%, но на деле – намного выше. Многие владельцы ЛПХ самостоятельно захватывают и эксплуатируют угодья, заброшенные колхозами и совхозами. Благодаря тому, что недостатка брошенной земли нет конфликтов пока не возникало. Интересен тот факт, что из  260 тысяч  фермерских хозяйств, зарегистрированных в  стране, около 100 тысяч не вступают в  товарные операции, т. е. используют производимую продукцию  для самообеспечения. Иными словами, эти фермерские хозяйства ни что иное, как мелкие крестьянские хозяйства. Таким образом, учитывая способ сельскохозяйственного производства мы — крестьянская страна. Наличие крупных зернопромышленных и животноводческих латифундий, образовавшихся в последнее десятилетие, ничего не меняют: их деятельность ориентирована на экспорт продукции, а внутренний рынок для них неинтересен, поскольку его небольшие объемы не позволяют компенсировать огромные  затраты и издержки.

Процесс дезурбанизации в стране действительно начался, но существуют факторы,  не позволяющие этому процессу  набирать силу. Уже сегодня многие жители мегаполисов строят недвижимость за городом, но это еще нельзя назвать возвращением горожан в село, то что происходит, является скорее предпосылками к этому явлению. Для того, что эти предпосылки переросли в само явление, необходима, как ни банально это звучит, поддержка государства. Возможно горожанам для того, что бы решиться на этот шаг требуется в некоторой мере даже определенная провокация со стороны государства.

Ведь в селах нет в достаточном количестве ни коммуникаций, ни дорог, что и является основным сдерживающим дезурбанизацию фактором. Коммуникации крайне важны, о чем говорит тот факт, что популярность населенного пункта, в который подведен газ намного выше соседнего, где газа нет. Еще большее значение имеет работающая школа в селе. Однако государство бросило на произвол судьбы село и его  жителей, в том числе  и дачников. Лидеры занимаются латанием дыр, но заниматься комплексным решением проблемы, ни кто не собирается. Сегодня мало открыть при селе курсы обучения комбайнеров, поскольку получившие «корочки» специалисты все равно не смогут найти себе применение: нет ни работы, ни техники. Необходимо решать весь комплекс проблем, только в этом случае найдется эффективное решение.

Сегодня существует два совершенно противоположных мнения касательно будущего нашей страны. Одни видят Россию исключительно урбанизированной страной, другие – аграрной державой. Причем все посылки скорее направлены на вторую версию развития событий. Несмотря на то, что в нашей стране существует множество районов с экстремальными природными условиями, все же большая часть страны имеет комфортные условия для жизни и ведения сельского хозяйства. Дальнейшее переселение людей в город превратит страну в лесистую пустыню. При этом закономерно встает вопрос: кто же будет в этом случае кормить всю страну? Сегодня эту роль выполняют ЛПХ, именно они производят всю сельхозпродукцию, за исключением зерна. Например, по  картофелю дачники удовлетворяют спрос на 90%!

В том случае, если села и дачники перестанут существовать, страна может и не выжить, особенно если предположить вероятность падения цен на нефть. При таком развороте событий Россию ждет не что иное, как голод. Сельская  местность сегодня настолько же важная, насколько и недооцененная частица России. Село всегда является подобием  страхового полиса для  любой страны, который выручит и в смутное время, и во времена кризиса, чего многие и ожидают в ближайшее будущее. Поэтому необходимо обеспечит надежную страховку, прежде чем браться за рисковые и грандиозные реформы. Село сможет стать отличной подмогой в случае любой  неудачи.

Отсутствие поддержки со стороны государства приводит к тому, что горожане не спешат окончательно перебраться в село, сегодня многие из них выстраивают какое – то подобие дублирующей системы. Иными словами, горожане стремятся завести домик за городом, вести небольшое хозяйство, но при этом не планируют совсем покидать город. Образ жизни большинства горожан сегодня на одну половину – сельский, на вторую – городской. Причем данный процесс наблюдается уже в течение нескольких десятилетий с разной интенсивностью.  Меняется интенсивность и в зависимости от региона, что определенно зависит от привлекательности того или иного центра. Однако по мнению специалистов, опасности превратиться в страну, состоящую из двадцати – тридцати мегаполисов, разделенных между собой многими тысячами километров заросшей лесами пустынной местности России точно не угрожает.

География новости:

Подпишитесь на свежие агроновости

Введите Ваш E-Mail адрес: