Дефицит племени

По данным ВНИИ племенного дела, в 2006-2007 гг. в рамках нацпроекта отечественные аграрии получили 101,5 тыс. голов племенного скота. При этом более половины (54%) составили зарубежные животные. Почему российские сельхозпроизводители предпочитают импортный КРС и где искать причину постоянного дефицита высокопродуктивных животных? От ответов на эти вопросы зависит не только процесс воспроизводства отечественного стада в целом, но и степень экономической целесообразности каждой закупки.

Ввозить животных из Европы отечественные аграрии начали не так давно, но уже успели достичь в этом деле рекордных показателей: по данным Института конъюнктуры аграрного рынка, среди стран, закупающих КРС, Россия занимает первое место.

Закон диалектики
«Главная цель импорта – воспроизводство с помощью завезенного поголовья собственного высокопродуктивного стада, которое позволит впоследствии уйти от массовой закупки иностранного КРС», – говорит директор ВНИИ племенного дела Иван Дунин. Ввоз животных – вынужденная мера, объясняет эксперт, ведь сегодня около 25-30% племенных хозяйств не выполняют своей основной задачи, то есть не поставляют сельхозпроизводителям высокопродуктивный скот.

То, что в России практически невозможно купить племенной КРС, подтверждает президент холдинга «Русские фермы» (производство и переработка молока) Андрей Даниленко. «Такой скот хозяйства, как правило, используют сами. А если продают племенных животных, то в ограниченном количестве», – сетует он.

Причин, по которым племзаводы не спешат поставлять ценный племенной молодняк в хозяйства, несколько, говорят специалисты. Одна из них – большинство племзаводов предпочитают работать в режиме обычных товарных хозяйств», – сожалеет заведующий лабораторией разведения красно-пестрой породы КРС ВНИИ племенного дела Карабит Аджибеков. Однако специалист уверен, что в дефиците высокопродуктивных животных виноваты не только племенные, но и товарные хозяйства, которые «нещадно эксплуатируют» скот. «Если продолжительность использования коров так и останется у нас на уровне двух лактаций, в дальнейшем стадо просто нечем будет ремонтировать», – предупреждает он.

С Аджибековым согласен генеральный директор группы торговых компаний «Кубаньагропрод» (производство соевых белков для молочного животноводства, Краснодарский край) Евгений Кабанов. Неграмотное использование КРС специалист видит прежде всего в плохом кормлении. «Как поместное, так и импортное животное нужно правильно кормить. Если этого не делать, то высокопродуктивная корова, от которой мы ждем 5-7 лактаций, переживет максимум две, после чего ее можно будет отправить на мясокомбинат», – констатирует директор.

Заведующий кафедрой разведения и генетики сельскохозяйственных животных Рязанской государственной сельскохозяйственной академии Виктор Труфанов видит проблему в недостаточном воспроизводстве российских телят. В 2007 г. племенные хозяйства Рязанской области продали 600 голов племенного молодняка, и в том же году рязанские фермеры закупили 1,2 тыс. голов молодняка импортной селекции, рассказывает он. Впрочем, это неудивительно, говорит специалист, ведь показатель воспроизводства в отечественных хозяйствах невысокий. Например, в той же Рязанской области он держится на уровне 80 телят от 100 коров в год (из них 40 бычков и столько же телочек). Следовательно, на продажу остается всего 10 телок. При этом племенному хозяйству для одних только собственных нужд (чтобы осуществлять воспроизводство стада) ежегодно необходимо иметь как минимум 30 телок от 100 коров, подсчитывает Труфанов. «Но если мы поднимем выход телят хотя бы до 90% (то есть будем получать 90 телят от 100 коров), то сможем удвоить реализацию молодняка собственной селекции», – уверен он.

Того же мнения придерживается Дунин из ВНИИ племенного дела. Организация воспроизводства отечественного стада сегодня крайне неудовлетворительная, замечает он: показатели во многих регионах РФ не достигают даже минимума – 80 телят от 100 коров. Причину специалист видит в «несоблюдении принципиального положения организации воспроизводства», согласно которому корове необходимо обеспечивать годовой «отпуск» между отелами – около десяти месяцев лактации и двух месяцев сухостоя.

Ваши и наши

Однако утверждать, что племенные хозяйства вовсе не занимаются «реконструкцией» поместных пород, было бы несправедливо. Самую популярную в средней полосе – черно-пеструю, а также характерную для юга России красную степную фермеры ремонтируют племенными животными как импортной, так и отечественной селекции. Но проблема в том, что ремонт стада нужно проводить постоянно, а этот процесс требует регулярной закупки новых голов (его частота зависит от количества поголовья и качества закупаемых животных, а также от их рациона) И все же, несмотря на то, что показатели продуктивности после ремонта поднимаются (в среднем с 1,7 до 4,5 тыс. л молока в год), до показателей высокопроизводительных датских и голландских коров нашим буренкам все равно далеко, утверждают специалисты.

В этой разнице между количеством удоев Кабанов из «Кубаньагропрода» видит важный аргумент в пользу закупки импортного поголовья. «Заставить нашу корову давать в период первых двух лактаций 6 тыс. л молока в год хоть и сложно, но можно. А вот 9 тыс. л для нее уже невыполнимая задача», – объясняет он.

В молочных хозяйствах Рязанской области преобладает черно-пестрая порода. Для улучшения продуктивности своих животных рязанские фермеры семь лет назад закупили в Европе голштино-фризских нетелей датской селекции, рассказывает Труфанов из Рязанской государственной сельскохозяйственной академии. В течение всех последующих лет «иностранки» имели превосходство по удою по сравнению с отечественными сверстницами от 1 до 2 тыс. л молока за одну лактацию. Но полученные от них дочери и внучки за первую лактацию смогли дать уже более 6 тыс. л молока, то есть почти догнали датчанок и перегнали местных животных, дающих в среднем 4 тыс. л молока. «И все же, глядя на более высокую продуктивность племенных животных зарубежной селекции, приходится признать: у импортного скота генетический потенциал выше», – резюмирует Труфанов.

Именно по этой причине заграничный высокопродуктивный скот ценится на вес золота. По словам хозяина фермы «ДиК» (Калужская область) Андрея Давыдова, средняя стоимость одной головы племенного иностранного животного от €2,5 тыс., в то время как цена племенной телки отечественной селекции со средним живым весом 400 кг от 40 до 60 тыс. руб. Но, несмотря на генетические преимущества европейских животных, для работы над повышением «мясного качества» также подходит и отечественный КРС, уверен фермер.
«Мы используем телок швицкой молочно-мясной породы отечественной
селекции, осеменяем их нашими же быками-герефордами и получаем помеси первого поколения: 50% крови от герефорда и 50% от швицкой коровы. Потом помесь первого поколения снова осеменяем или искусственно скрещиваем с быками-герефордами и получаем помеси второго поколения, в которых уже три четверти крови герефорда и четверть швицкой породы. И затем повторяем этот же процесс со вторым поколением. Таким образом, на смену одного поколения уходит практически 3 года», – делится опытом Давыдов.

Фермер считает, что использует наиболее эффективный способ работы над качеством воспроизводимого поголовья. «Мы идем самым оптимальным путем: покупаем швицких телок, через год осеменяем, еще через год получаем потомство. На покупку одной телки весом 150 кг тратим 7-8 тыс. руб. Это гораздо эффективней, чем приобретать за границей взрослое животное за €2,5 тыс.», – рассуждает Давыдов.

Дунин также убежден, что отечественным племхозяйствам есть что предложить скотоводам, причем не только мясной, но и молочной отрасли. «Наиболее ценные ресурсы сконцентрированы в Московской и Ленинградской областях, – утверждает специалист. – На большинстве племенных заводов удои составляют более 8 тыс. л, а в некоторых хозяйствах они превысили десятитысячный рубеж». Такие показатели говорят о повышении конкурентоспособности отечественной племенной базы, делает вывод Дунин. В то же время это достижения отдельных племхозяйств, которые не могут решить проблему дефицита высокопродуктивного КРС, замечает он.

Многие животноводы хотели бы улучшать племя, но эта задача по силам только развитому предприятию, добавляет Кабанов. По его словам, существует закономерность: чем дальше от западной границы расположено хозяйство, тем ниже удои: в Ленинградской области – 8 тыс. л, в Московской – 7 тыс. л, а в Белгороде – уже 6 тыс. л. «Казалось бы, должно быть наоборот, ведь в Краснодарском крае больше пастбищ, – рассуждает генеральный директор «Кубаньагропрода». – Но объяснение этой закономерности лежит на поверхности: профессиональные знания и умения специалистов Ленинградской области отличаются от знаний и умений краснодарских животноводов».

Редкое качество

Дефицит высокопродуктивных животных отечественной селекции привел к тому, что российские животноводы в поисках племенного поголовья вывезли из Европы практически весь выставленный на продажу скот. Как следствие, качество закупаемого за границей КРС значительно снизилось. «В 2006-2007 гг. цены на импортный скот активно росли, в то время как сам товар становился все хуже. В прошлом году наши хозяйства вынуждены были брать животных, которых раньше не приобрели бы ни при каких условиях», – говорит ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Татьяна Рыбалова.
«Совхоз «Алексеевский» (Республика Башкортостан, Уфимский район) несколько раз закупал в Дании, Германии и Нидерландах племенных животных голштино-фризской породы. Нежелание брать отечественный племенной скот главный зоотехник предприятия Флюс Тимирьянов объясняет распространением у отечественных коров лейкоза. У закупленного компанией импортного КРС такого заболевания не выявлено, но зато иностранные телки зачастую являются носительницами вирусных инфекций, поражающих органы дыхания,
недоволен специалист.

В этом году «Алексеевский» поставил себе задачу завезти на одну из своих ферм двести голов племенного скота. Но предложений от европейских поставщиков мало, а закупать скот в Канаде дорого – одна голова обойдется в сто с лишним тысяч рублей. «Это естественно, ведь хозяин никогда не продаст хорошую телку, самых лучших особей постарается оставить себе, – объясняет Тимирьянов. – Например, в позапрошлом году в Голландии из 500 «средних» животных, мы с трудом отобрали 120».

В ситуации дефицита импортного КРС возникает вопрос: обязательно ли завозимый в Россию скот должен быть племенным? «Покупать нужно только высокопродуктивных животных, – уверен Аджибеков. – Отечественная племенная база сегодня недопустимо мала – всего 6-7%, а чтобы обеспечить в дальнейшем воспроизводство товарной части стада, необходимо увеличить племенную базу до 13-16%». Для создания отечественных племенных стад эксперт советует наряду с покупкой высокоценных нетелей шире использовать такие эффективные способы, как импорт семени и бычков, происходящих от быков-улучшателей.

С ним согласна генеральный директор компании «Невское» (Ленинградская
область) Валентина Кривенкова: «Если использовать эти способы, то по показателям продуктивности от племенного поголовья пойдет полная отдача. От двух пород – айрширской и голштино-фризской – в нашем хозяйстве в прошлом году получили 5,4 тыс. л и 7,4 тыс. л молока».

Виктор Труфанов разделяет мнение коллег и напоминает о том, что продуктивность животного, обладающего высоким потенциалом, на 30-40% выше продуктивности животного, имеющего невысокие племенные качества. «К тому же разница в затратах на содержание составляет примерно 10-15%», – замечает он.

По подсчетам ИКАР, явное предпочтение российские животноводы отдают голштино-фризской породе: на ее долю в 2006-2007 гг. пришлось почти 85%. По объемам поставок лидировали Германия и Нидерланды – из этих стран было вывезено свыше 72% поголовья животных. По данным компании «Матрикс Агритех», максимальные показатели надоев голштинских коров в первую лактацию составляют 7 тыс. л/год, во вторую – 8 тыс. л/год и в третью – 9 тыс. л/год, что привлекает как западных, так и отечественных производителей молока. «Это самая высокоудойная из пород, а ведь на сегодняшний день этот показатель в производстве молока играет намного большую роль, чем показатели по белку и жиру», – объясняет Даниленко из «Русских ферм».

Заинтересованность производителей молока в повышении продуктивности стада понятна: любой фермер прежде всего нацелен на получение прибыли. Вместе с тем Карабит Аджибеков советует не забывать о проблемах, связанных с воспроизводством продуктивного стада. «Такие животные трудно приходят в половую охоту, из-за чего возникают сложности со своевременным осеменением. Как следствие, увеличивается промежуток от отела до следующего осеменения, что в свою очередь приводит к недополучению хозяйством молока», – предостерегает эксперт.

Ошибка ветслужб

Высокие ветеринарные требования Российской Федерации к ввозу животных оказывают отрицательное влияние на сферу молочного животноводства в России, считает специалист компании «Матрикс Агритех» Рене Поодт. По его мнению запрет на импорт животных из нескольких европейских стран стал настоящей проблемой для многих российских хозяйств.

Предъявляемые требования кажутся специалисту более обоснованными с точки зрения политики, нежели с точки зрения ветеринарии. Дело в том, что некоторые заболевания, занесенные в черный список ветеринарными службами, уже присутствуют в России. И если бы основные усилия ветеринарных служб были направлены на разработку методов лечения этих заболеваний и изоляции животных, а не на запрет импорта и забой больных животных, сектор молочного животноводства в России был бы гораздо более прибыльным, уверен Рене Поодт.

Мария Мишуровская
Журнал «АгроТехника»
№3, май — июнь 2008

Оцените статью
АгроНовости