Гаражная запчасть

То, что проблема подделки на рынке запчастей – одна из самых острых в сельском хозяйстве, признают и производители, и потребители техники. Размах деятельности «гаражных умельцев» впечатляет всех участников рынка. Но выход из сложившейся ситуации они видят по-разному.

С проблемой поддельной продукции сталкивается практически каждое предприятие сельхозмашиностроения, считает директор департамента продаж запасных частей и сервисного обслуживания техники компании «Ростсельмаш» Виктор Столбченко. «Поэтому контроль над рынком запчастей к собственной технике стал вопросом экономической безопасности и репутации производителей. Ведь подделки – не шутка, они составляют реальную угрозу бизнесу потребителей техники», – восклицает он. Ежегодный ущерб, наносимый компании нелегальными производителями, Столбченко оценивает в 700 млн руб. «Оборот «Ростсельмаша» по запасным частям составляет порядка 1,1 млрд руб./г., поэтому такие потери очень ощутимы», – сетует директор департамента продаж запчастей.

Откуда запчасти?
«Многие думают, что поддельная продукция сплошь идет из Китая, но это не так, – говорит заведующий отделом технического сервиса ФГНУ «Росинформагротех» Иван Голубев. – У нас тоже полно частных фирм и гаражных мастерских, работающих без лицензии завода-изготовителя». По мнению специалиста, «сегодня запчасти не выпускает разве что ленивый».

Впрочем, некачественная деталь может появиться на свет не только в полуподвальной гаражной мастерской, но и, как ни парадоксально, на самом заводе-изготовителе, добавляет главный инженер племзавода «Воля» (Краснодарский край) Николай Титоренко. «Запчасти воруют даже с середины потока! – возмущается специалист. – А это значит, что они попадают на рынок недоработанными и не соответствуют принятым стандартам».

Деталь с подвохом

Исполнительному директору компании «ЧЕТРА – Комплектующие и запасные части» (Чебоксары, входит в концерн «Тракторные заводы») Игорю Пономареву не раз приходилось сталкиваться с подделками под марками Волгоградского тракторного завода, Красноярского завода комбайнов и Владимирского моторо-тракторного завода. Что же касается деталей, производимых «Четрой», то наиболее часто подделывают каретку ДТ-75, трансмиссию ДТ-75, реверс ДТ-75 и ходоуменьшитель ДТ-75, перечисляет специалист. По подсчетам исполнительного директора, ущерб от деятельности «умельцев» на его предприятии составляет около 50 млн руб./мес. К сожалению, определить поддельную деталь очень сложно, сетует он: «В настоящее время уровень нелегального производства настолько высок, что выявить фальшивку стало практически невозможно. То, что деталь «не родная», можно узнать только в процессе эксплуатации – она быстрее выйдет из строя».

С этим утверждением согласны и участники рынка. «Несоответствие качеству определить на глаз трудно. В моей практике подделка выявлялась либо на стадии установки (пытаемся ставить деталь, а она нестандартная), либо уже во время эксплуатации», – подтверждает Титоренко.

Поддельные запчасти не могут служить долго, ведь они производятся из изношенных, заново переваренных и перекрашенных деталей, объясняет начальник отдела продаж компании «ТракторКомплектСервис» (Чебоксары) Валерий Казанов. Но хуже всего то, что в ходе эксплуатации такой «обновленной» запчасти на местах сварки появляются сколы, что делает ее потенциально опасной, предупреждает специалист.
«ТракторКомплектСервису» приходилось сталкиваться с контрафактными гусеницами, ведущими колесами и катками, то есть теми деталями, которые быстрее всего изнашиваются. «А вот подделать поршни или коленные валы сложнее: их новизна определяется по блеску, и если не сваришь так, как надо, не обманешь – покупатель сразу заметит подвох», – доволен начальник отдела продаж.

По данным Столбченко из «Ростсельмаша», наиболее часто за «родные» запчасти выдают детали повышенного износа (так называемые нагруженные системы комбайна): транспортеры, нож жатки, шнеки и решета.

Главному инженеру Аграрной группы «Рост» (Московская обл.) Геннадию Матвееву встречались в основном поддельные сборные сменные узлы, например, задний мост или гидроусилитель руля. По всем признакам было очевидно, что в их сборке использовались детали, уже побывавшие в эксплуатации, ведь изношенные запчасти быстро дают о себе знать, и не самым лицеприятным образом, замечает специалист. «Хорошо еще, если это окажется фрагмент корпуса. Но если это механизм – узел, коробка передач, мост, тормозная система, – то речь идет уже об угрозе безопасности находящихся рядом с ним людей. У нас, бывало, вылетали валовые пальцы и силовые опоры», – приводит пример главный инженер.

Впрочем, хозяйству может попасться не только поддельная запчасть, но и целая с/х машина. В тюменской агрофирме «КРиММ» пару лет назад купили поддельный автокран и погрузчик трактора К-744. «Брали якобы алтайской сборки, но оказалось, что техника была собрана из хлама – задние мосты оказались старыми», – расстроен директор компании Геннадий Рязанов. По его словам, «бэушные» запчасти попадаются часто. И хотя продаются по цене новых, выходят из строя всего за 2-3 месяца, негодует специалист.

Опыт показывает

На Зирганской МТС (Башкирия) тоже не избежали встречи с фальсификатом. «Однажды нами были взяты валы для комбайна Дон-1500, но вскоре выяснилось, что это подделка – металл оказался слабым», – вспоминает инженер по эксплуатации Кирилл Алтайский. Во избежание попадания в подобную ситуацию специалист советует аграриям проверять деталь на прочность.
«Для этого надо всего лишь пошлифовать ее напильником – у подделки быстро появляется стружка», – делится опытом инженер по эксплуатации.

Несмотря на то, что племзавод «Воля» закупает запчасти у постоянного партнера из Ростова – фирмы «Бизон», которая работает с 40 заводами из России и СНГ, без накладок все равно не обходится. «Бывает, взяли деталь, а она нестандартная, и поставить ее не можем. Ведь несоответствие качеству определить сложно», – сетует Титоренко. И все же сотрудничеством с «Бизоном» специалист доволен. «По договору мы можем вернуть бракованную запчасть в течение двух недель. И продавец примет ее без возражений, поменяв на другую».

Матвеев из Аграрной группы «Рост» рекомендует проверять детали хотя бы визуально. По его распоряжению для их закупок вместе с товароведом обязательно выезжает механик. Он-то и принимает решение о выборе той или иной детали. «А вообще поставщики на жалобы реагируют хорошо, – не отрицает главный инженер. – Если покупатель недоволен, они сразу же меняют запчасть».

Такого же мнения придерживается главный инженер АПГ «Черноземье» (Липецкая обл.) Сергей Карасев. «Поддельную продукцию можно определить невооруженным глазом. Например, по спилу (такие детали изготавливаются из плохого металла), по коррозии металла, которая появляется в результате неправильного хранения, и по несоответствию размерам», – поясняет он. К тому же хозяйство может себя защитить, приобретая запчасти у проверенных поставщиков, уверен специалист.

Титоренко не согласен с этим утверждением. «Я работал со многими поставщиками, и со всеми были проблемы», – объясняет он. Ему вторит и Матвеев, заявляя, что «нарваться» на подделку можно практически везде. При этом менять поставщиков аграрии не хотят, поскольку со старыми партнерами уже имеются сложившиеся отношения, и сложностей с обменом бракованных деталей не возникает.

Невыгодная подделка

По мнению заместителя директора по вопросам взаимодействия с органами государственной власти и связям с общественностью Союза производителей сельскохозяйственно техникии оборудования для АПК «Союзагромаш» Андрея Агашкова, распространению поддельных деталей способствует несовершенство действующего законодательства и отсутствие у хозяйств денег на «оригинальную» продукцию.

С тем, что поддельные запчасти в основном покупают небогатые колхозники, согласен заведующий отделом испытаний надежности тракторов НАТИ Владимир Архипов. «Проблема в том, что качество деталей у разных производителей сильно различается. И даже если завод-изготовитель заключит контракт с более-менее приличным поставщиком комплектующих, это все равно не спасет ситуацию: в процессе эксплуатации машины крестьяне купят что-нибудь подешевле – то, что зачастую оказывается откровенным барахлом», – утверждает он.

Того же мнения придерживается и Голубев из «Росинформагротеха». «Бороться с подделками очень сложно, поскольку цены на запчасти диктуют сами хозяйства, – считает он. – Они не могут заплатить дороже, вот «кустари» и предлагают им товар по приемлемым ценам. А у потребителя нет специальных инструментов и лабораторий, чтобы измерить запчасть».

Столбченко из «Ростсельмаша» указывает также на отсутствие достоверной информации о производителе запасных частей. «Покупатель ошибочно отдает предпочтение продукции с более низкой стоимостью, и в результате получает практически полностью некачественный товар. А ведь убытки от простоя техники в уборочный период на порядок превосходят такую «экономию», – напоминает директор департамента продаж запчастей.

Однако крестьяне категорически не согласны с утверждениями экспертов и производителей техники. Во всех опрошенных «АТт» хозяйствах заявили, что никакой финансовой выгоды от покупки подделок они не ощутили. Цена за «левые» запчасти платится та же, что и за «оригинальные» детали, говорят они. Вот только качество такой продукции и последствия от ее эксплуатации сильно отличаются.

Юлия Пазюк
Журнал «АгроТехника»
№1, январь — февраль 2008

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: