Глобализированная пищевая индустрия — бомба под здоровьем нации

Глобализированная пищевая индустрия - бомба под здоровьем нации

Западная пресса продолжает освещать самые разные аспекты истории со вспышкой кишечной палочки — от экономических последствий до уроков, которые следует вынести сельскому хозяйству и нам всем как потребителям.

«Россия отказывается снять запрет на ввоз европейских овощей», — извещает в заголовке Financial Times. Премьер-министр Путин заявил, что эмбарго не будет снято, пока ЕС не назовет причины вспышки инфекции E. coli, поясняет журналистка Изабель Горст. «Премьер посмеялся над жалобами ЕС, что запрет на овощи нарушает дух ВТО», — пишет она.

Ранее представитель ЕС в Москве Фернандо Валенсуэла заметил, что эмбарго на овощи не соответствует правилам ВТО. «Аналитики назвали эмбарго протекционистской мерой в поддержку отечественных овощеводов, поскольку Россия стремится сама обеспечивать себя продовольствием. Правда, Путин сказал, что в момент, когда урожай в России пока не созрел, России будет тяжело обойтись без европейских овощей», — говорится в статье.

«Сначала зерно, теперь огурцы: России никак не удается побороть инфляцию», — такую мысль выносит в заголовок своей статьи в блоге The Wall Street Journal Ира Иосебашвили. В прошлом году правительство обещало снизить инфляцию до минимума за постсоветский период, но засуха уничтожила треть посевов зерновых. На прошлой неделе появилась новая помеха — европейский огурец, пишет автор по поводу эмбарго на ввоз овощей из ЕС.

«Как знать, что представляет собой это эмбарго — ситуацию, которую удастся разрулить путем спешных дипломатических усилий, либо далеко идущий ход в вечной шахматной партии, которую Россия играет против остального мира», — замечает журналист.

Большая часть овощей ввозится в Россию из бывших республик СССР, но европейских овощей импортируется на 730 млн долларов в год. Если эти продукты исчезнут с рынка, цены на овощи вырастут, и традиционная летняя дефляция в России будет аннулирована.

Между тем цены на зерно в России неизбежно вырастут после 1 июля, когда будет снято эмбарго на его вывоз. Председатель ЦБ Сергей Игнатьев призвал ввести плавающие пошлины в отношении цен на зерно, дабы обуздать инфляцию.

«Мы должны быть готовы к принципиально новым инфекциям», — предостерегает в редакционной статье Independent. Газета перечисляет тревожные выводы, которые следует сделать из вспышки кишечной инфекции в Германии.

1. Бактерии постоянно мутируют, и в Европе далеко не побеждены инфекционные болезни. Следует усилить механизмы выявления болезней и незамедлительного лечения пациентов.

2. В эпоху глобализации инфекции стремительно распространяются, не считаясь с границами государств. «В XXI веке страна не может спастись от заразы, просто «плотно закрыв ставни», — предостерегает издание.

3. «Необходимо действовать спешно ради спасения жизней, но не второпях — есть риск навредить другим», — пишет газета. Между тем канцлер Меркель оправдывает власти Гамбурга, которые ошибочно объявили источником инфекции испанские огурцы. Эмбарго России на ввоз овощей из ЕС осуждают как диспропорциональный шаг. «Это не повод вести политические игры. Главной задачей всегда должна оставаться защита человеческих жизней», — пишет газета.

The Observer призывает задуматься над коренными причинами эпидемий в современном мире. «Пищевая цепочка — на грани разрыва, кто заново выкует звенья доверия?» — вопрошает в заголовке журналистка Джоанна Блайтмен.

Мы с трогательной наивностью верим пищевой промышленности: если на упаковке листового салата написано: «Мытый, можно есть», большинство так и поступит. Мы предполагаем, что салат выращен, собран, вымыт и расфасован в идеальных санитарно-гигиенических условиях, поясняет автор.

И действительно, в мире введены, казалось бы, строгие нормы для сельского хозяйства и пищевой промышленности. Их налагают международные организации, государственные ведомства и крупные торговые сети.

Но на деле пищевая промышленность в основном сама себя регулирует, утверждает автор. Санитарные нормы в отношении продовольствия скорее призваны не уберечь здоровье людей, а облегчить жизнь фирмам и на случай чего задокументировать в бумажках, что нормы соблюдались. Предполагается: если люди сказали, что проверили воду для мытья салата или прекратили обработку пестицидами за две недели до уборки урожая, так и было.

«Теперь, когда скандалы вокруг продуктов следуют один за другим, мы должны понять: наша индустриализированная, глобализированная пищевая система по определению порождает массовые проблемы со здоровьем. Она «заточена» под производство еды в колоссальных объемах и рост производительности, но при наименьшей себестоимости», — пишет автор. Поэтому производители ради экономии прибегают к интенсивным методам, создающим беспрецедентные риски: «токсины из генетически-модифицированных растений обнаруживаются в крови эмбрионов, клонированные телята умирают вскоре после рождения, появляются более опасные супервредители».

На позапрошлой неделе у британских коров выявили новый штамм золотистого стафилококка, невосприимчивый к основным антибиотикам, сообщает автор. Причина — почти наверняка рутинное применение антибиотиков, которыми лечат мастит — повальное заболевание коров на крупных фермах. «Но чего еще ждать, если супермаркеты покупают у фермеров молоко по цене ниже себестоимости?» — пишет газета.

Современные сельскохозяйственные предприятия настолько огромны, что умножают эффект всех «бомб с часовым механизмом», подложенных пищевой индустрией под здоровье нации. Остается лишь молить бога, чтобы кишечная палочка заразила воду на каком-то хуторе, а не в голландских теплицах, где выращивается треть огурцов в мире.

Российское эмбарго осудили как диспропорциональное и политически мотивированное, замечает автор. «Но глобальная торговля продовольствием очень эффективно доставляет крупные проблемы на территории других государств», — пишет она, напоминая о зараженных диоксином немецких яйцах, которые перерабатывались в Голландии и продавались в Великобритании. «Вполне возможно, что Россия схватилась за шанс в торговле, но если вы российский гражданин и заразились E. coli, съев салат из зараженного региона, вы захотите знать, почему ваше правительство вас не уберегло», — пишет автор.

Следует признать, что глобальная пищевая цепочка порвалась, заключает журналистка. Чтобы еда стала безопасной, следует радикально изменить модель сельского хозяйства — сделать упор на небольших хозяйствах и локальном производстве. Нельзя, чтобы власть над пищевой цепочкой была сконцентрирована в руках кучки глобальных корпораций и лобби.

«Паника вокруг продуктов» — так называется редакционная статья The Times. Газета отмечает, что вспышка кишечной инфекции в Германии крайне встревожила западноевропейцев, которые в большинстве своем считают продукты безопасными и пренебрегают мерами профилактики.

Но есть основания не нервничать, считает издание. 1. Вспышка инфекции, похоже, пошла на спад. 2. Распространение кишечной палочки легко пресечь простыми мерами гигиены. 3. Санитарные службы большинства стран имеют успешный опыт выявления, изолирования и обуздания инфекционных болезней. «Новые штаммы и болезни всегда будут появляться. Но эпидемии былых времен не вернутся», — заверяет издание.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий