Гуси требуют понимания

Гуси требуют понимания

«Хочется заняться гусями, и им бы житье у нас понравилось. Не могу решиться, говорят, ими нужно уметь управлять+ Н. Саватеева, п. Ивановка Оренбургской обл.»

Материалы об «управлении» гусями в нашем журнале печатались не раз. Впрочем, еще многое об этой птице не сказано. Научный сотрудник А. Добродный, давно изучающий все стороны гусеводства, о «правилах жизни» гусей пишет вот что.

Чтобы управлять гусями, оберегать сложившийся лад в их семействе, хозяевам необходимо подмечать характер каждой птицы, взаимоотношения в стаде, кто кому мил, а кто в сообществе явно не приходится ко двору. Со временем хозяева начинают узнавать гусей «в лицо», и задача изучения их поведения облегчается. Даже малейшее изменение взаимоотношений наблюдательным хозяевам подскажет многое.

Есть в организации гусиной семьи нечто такое, что заставляет посмотреть на братьев наших меньших с уважением. Гуси относятся к тем немногим живым существам, которые не только сами приспосабливаются к среде обитания, но и активно перестраивают свое стадо применительно к сезону, к новым условиям содержания.

В гусиной семье жизнь каждого ее члена строго регламентируется стадом, один зависит от другого. Взаимоотношения регулируются уровнем власти и соподчинения. Оттого-то у гусей прочно сохраняется инстинкт стадного поведения. «Жизненная закваска» им передана дикими гусями, а эти моногамны — у них одна подруга на всю жизнь. Домашние гуси некоторых пород и беспородные тоже придерживаются этого правила. А вот гуси, выведенные для промышленного разведения, волею селекционеров перестроились и не соблюдают «семейную мораль»: одному самцу определяют две-три самки, и он справляется. Правда, и у промышленных случаются осечки. Гусак как полюбит одну гусыню, так всё тут, остальные пусть несут неоплодотворенные яйца. Это поведение передается им через поколения от диких предков.

Уже с первых дней гусята занимают определенное место в выводке. Кто побоевее — в первых рядах, кто слабее, стеснительнее — позади; лучшее — первым, что похуже — вторым. Но они точно знают, кто за кем. Бывает, места меняются, но значительной перестройки рядов не происходит. Если гусят не разъединять, то они лучше растут, быстрее набирают вес, потому что не тратят силы на борьбу за первенство, оно давно установлено.

Но как же быть, если «задним» меньше достается корма — их отталкивают от кормушки «передовые»? Опытные гусеводы, насыпав корм гусятам, всегда начеку, незаметно для лидеров помогают слабым, подталкивают к корму, совсем ослабевших подкармливают отдельно (опять же не на виду «начальников»)

Гусаки очень осторожны в выборе подруг и трудно к ним привыкают. Вот почему гусеводу необходимо внимательно наблюдать за поведением птицы в стаде, причем задолго до весны, чтобы от выбранной пары побольше получить оплодотворенных яиц для выведения молодняка. Одному гусаку выделяют ограниченное число гусынь: среди тяжелых пород — не менее трех, среди легких — не больше шести. После двухмесячного содержания гусаки обычно привыкают к гусыням, и семьи можно объединять в стадо, не опасаясь смешения. И если гуси в процессе роста сами определили себе суженых, их разлучать не надо. Вообще желательно сохранять внутреннюю структуру стада. В специальном исследовании выяснилось: от гусынь, выращенных совместно с гусаками с суточного возраста, было получено в среднем около 30 гусят, в то время как при спаривании с гусаками, подсаженными к самкам за несколько дней до начала племенного сезона, всего 12. Выходит, чем сплоченнее семья, стадо, тем выше его продуктивность.

Гусята, несмотря на иерархию, очень дружны. Если их разместить в маленьких секциях, то они никогда не смешиваются с другими группами. Этого же правила придерживаются и взрослые гуси. Только такой порядок соблюдается тогда, когда каждый год группы сохраняют в том составе, который первоначально сформировали и содержат в одних и тех же секциях.

Кстати. Сообщением Василия Сыроватки (пос. Ербинска, Ха кассия) дополняем сказанное выше: «Когда гусята растут с мамой, она их воспитает и всему научит. Другое дело птенцы инкубаторские. Мамы у них нет, и некому подсказать что-то в трудную минуту. Возьмем эту роль на себя.

Как только привезли гусят домой, пропоим водным раствором глюкозы по 2-3 капли каждому — надо подкрепить малышей с дороги. Затем подпустим к корму. Поставим в поилке чистую теплую воду (для первой недели лучше кипяченую). Большинство гусят дружно начинает клевать, пить водичку, а некоторые стоят как бы в недоумении. Отделим неумех от „соображающих“ и покормим, попоим вручную. Нельзя давать малышам голодать, они должны, как грибки, расти. После первого принудительного кормления многие неумехи начинают понимать что к чему, их переведем в общее стадо к гусятам, а остальных продолжим учить. Дело это для хозяина несложное, но очень важное: отхода гусят будет меньше.»

Хотим познакомить начинающих гусеводов с наблюдениями австрийского натуралиста Конрада Лоренца. Приводим несколько выдержек из его книги «Год серого гуся».

«Меня часто спрашивают, почему для столь широких исследований мы выбрали именно серого гуся. Причин много, но важнейшая заключается в том, что его поведение в семейных группах во многих аспектах аналогично поведению человека в семейной жизни. Спешу добавить, что это утверждение не имеет никакого отношения к очеловечиванию. Мы совершенно объективно и не без удивления установили, что образование пары (»брак») у серых гусей происходит почти так же, как у нас. Молодой гусак внезапно увлекается какой-то юной гусыней и начинает за ней бурно ухаживать — в чем ему порой очень мешает ее рассерженный отец. Ухаживание это кое в чем до смешного походит на ухаживание влюбленного молодого человека. Молодой гусак всячески показывает свою храбрость: бросается отгонять других гусаков и даже тех, которых обычно побаивается, — но, правда, лишь тогда, когда его избранница может это видеть. В ее присутствии он всячески щеголяет физической силой: взмывает в воздух, чтобы пролететь короткое расстояние, которое всякий не ослепленный страстью гусь благоразумно пройдет пешком. К тому же взлетает он гораздо более стремительно, чем любой «нормальный» гусь, а, опускаясь рядом с подругой, тормозит намного резче. Словом, он ведет себя совсем как молодой влюбленный на мотоцикле или за рулем спортивной машины. Если гусыня отзывается на его ухаживание, они вместе совершают ритуальную брачную церемонию — издают торжественный крик. Затем, если не случается ничего непредвиденного, пара хранит верность друг другу до конца жизни.

Узы между «супругами» укрепляются общей привязанностью к птенцам, которые в свою очередь столь же преданы родителям. Лишившись по какому-то случаю партнера, молодые гусак или гусыня возвращаются либо к родителям, либо к братьям и сестрам, еще не нашедшим пары

Читая лекции и разговаривая с людьми, не имеющими отношения к нашей науке, я часто повторяю: «Животные намного менее умны, чем вы привыкли думать, но в чувствах и эмоциях они куда меньше отличаются от нас, чем вы считаете». Это мнение подтверждается и тем, что нам известно о структуре и функциях различных отделов мозга. У людей, как и у животных, способность к рассудочной деятельности связана с передним мозгом, а эмоциональный центр лежит в более глубоких участках мозга. Эти глубокие участки у человека, в сущности, мало отличаются от соответствующих участков у животных, тогда как в степени развития полушарий переднего мозга между ними существует колоссальная разница.»

Редакция журнала «Дворовая живность и хозяйство»
Здесь можно подписаться на журнал «Дворовая Живность и Хозяйство»

Оцените статью
АгроНовости