Интеграция в свиноводстве

Ситуация с отечественной селекцией в свиноводстве также оставляет желать лучшего. До 1990 года создавались новые породы и типы, проводилась племенная работа, направленная на улучшение существующего генетического материала. Но после распада Советского Союза лучшие племенные заводы были разрушены, и селекция пришла в упадок. Работая в таких условиях, сельхозпроизводителю по сей день приходится постоянно заво-зить племенной материал из-за границы, а это ставит российскую экономику в зависимость от других государств, недовольны эксперты.

Все больше племзаводов, которые работали с крупной белой породой (в СССР она считалась основной плановой породой и составляла 86% общего поголовья породных свиней), начинают заво-зить импортный скот, говорит гендиректор агрофирмы «Мортадель» (Владимирская область, разведение свиней) Владимир Епишин. Ведь не смотря на то, что импортные животные дороже в 3-5 раз, их продуктивные признаки значительно выше, считает он.

Отечественные породы резко отличаются от зарубежных, констатирует старший консультант компании «Генетика ПИК» (Белгородский филиал генетической компании в свиноводстве) Александр Подгурский. «Выход постного мяса у наших свиней – 50-51%, а у импортных животных – 58-62%. Различается и конверсия корма: на отечественных породах не удается получить показатель менее 4,5 кг корма на 1 кг привеса, а зарубежные дают ниже 3 кг, – сравнивает специалист. – Руководствуясь этими показателями, российские сельхозпроизводители предпочитают закупать животных исключительно западной селекции».

Такие крупные предприятия, как «Черкизово», «Мираторг», «Эксима» работают на импортном генетическом материале, подтверждает Епишин. «В 2005 году мы закупили для своего племрепродуктора 650 голов маточного стада. На основе этого генетического материала методом расчленения по неродственным группам проводим селекцию трех пород (Ламбрас, Дюрок, Йоркшир)», – делится опытом специалист. В настоящее время общее поголовье в «Мортаделе» составляет около 8 тыс. животных. Инвестиционные затраты на строительство свинокомплекса (в том числе и на приобретение основных свиноматок – $600 тыс.) агрофирма планирует окупить к 2011 году.

Отечественный кросс в «Мортаделе» не приветствуется из-за низкой продуктивности. «Для достижения массы 100 кг российской свинье необходимо 190 дней, а животному западной селекции, чтобы набирать 110 кг, достаточно 158 дней, сравнивает Епишин. К тому же толщина шпика у импортной породы – 11-18 мм, а у отечественной – 2,5-3 мм. Плюс низкая конверсия: 2,5 единицы против 3,5-4».

Со слов Подгурского, в стране появляется все больше племенных репродукторов, которые работают совместно с западными селекционными компаниями. Такие предприятия реализуют больше племпродукции, чем фирмы, специализирующиеся на животных отечественной селекции. В результате новые свинокомплексы заполняются животными исключительно западной генетики, качественные показатели которых соответствуют требованиям мясокомбинатов к сырью, а низкие показатели по конверсии корма позволяют успешно работать в условиях колебаний зернового и мясного рынков.

Не так давно из-за подъема цен на зерно резко подорожали комбикорма (на 60-70%). В новых рыночных условиях предприятия старого образца на 200-500 маток, которые работали с отечественной селекцией и имели конверсию 4-6 кг на 1 кг привеса, практически обанкротились, констатирует Подгурский. Но уже сегодня в свете того, что зерно упало в цене, а мясо подорожало (на середину октября стоимость 1 кг живого веса свинины составляла €2,5), у таких компаний снова появилась возможность выжить. «Но эта цена долго не продержится, поэтому выиграют только те, кто работает с современной генетикой и может обеспечить ту конверсию, которая позволит конкурентоспособно работать», – прогнозирует специалист.

Сегодня на российском рынке присутствуют ведущие западные компании, специализирующиеся на генетике: датская фирма DanBred (практически монопольно контролирует рынок Дании), PIC (в США, Канаде и Англии занимает около 40% рынка, в Германии – 15%, создала 5 репродукторов в России), голландская компания Topigs (организовала репродукторы в Курской области и Татарстане), голландская компания Hypor, которую привлекла московская «Эксима» для создания генетического центра в Орловской области, перечисляет Подгурский.

Мамиконян называет открытие в Орловской области современного центра селекции компанией «Эк-сима» самым большим прорывом в отрасли свиноводства. С ним согласен региональный директор в России и странах СНГ «Хендрикс Дженетикс» Ярослав Немировский. «Эксима» не стала выстраивать взаимоотношения с голландскими партнерами по старой схеме «только завоз», – объясняет он. – В генетическом центре будет сконцентрировано крупнейшее селекционное ядро (западные чистые линии), откуда будут совершаться поставки семени лучших производителей в Европу и в регионы России». Таким образом, российские аграрии будут меньше зависеть от импорта, довольны специалисты. Но чтобы говорить о полной независимости от «западных поставщиков генетики», таких центров в стране должно быть пять-шесть.

Алена Гроздова, Мария Лушникова
Журнал «АгроТехника»
№6, ноябрь — декабрь 2008

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: