Птичий кросс

В отличие от свиноводства, в птицеводстве еще сорок лет назад перешли на разведение чистых линий, говорит президент Росптицесоюза Владимир Фисинин. Исходные линии отечественной селекции принадлежат племзаводам «Птичное» (Московская обл.), «Свердловский» (Свердловская обл.), «Смена» (Московская обл.), «Русь» и «Лабинский» (Краснодарский край).

Однако, по мнению Немировского из «Хендрикс Дженетикс», в России никогда не было своих кроссов в чистом виде. «То, что мы привыкли называть отечественными кроссами, – это продукт, созданный на основе западных чистых линий», – объясняет специалист. Фактически в стране существовала только одна русская белая порода, а все остальные были завезены, утверждает он. «В советское время с 1968 года (начало промышленной селекции) каждые пять лет к нам поставлялись западные чистые линии, на основе которых создавались якобы новые кроссы.

К примеру, кросс Родонит выведен на основе немецкого Ломан, а известный всем кросс Смена идет от голландского Гибро и американского Росс 308», – считает специалист.

На этот счет у Фисинина иное мнение: «В настоящее время в мире идет интенсивный обмен генетическим материалом. И сказать, что кросс Хайсекс принадлежит только Голландии, мы не можем. Что же касается Родонита, то для его разработки использовалась отечественная селекционная программа, а не западная, равно как и для создания Смены-7. А для выведения этих кроссов применялся и отечественный, и западный генетический материал».

Отечественные бройлерные кроссы закрывают 52% в сегменте мясных кроссов, из которых 37% принадлежит кроссу Смена-7 (племзавод «Смена» поставляет родителей или прародителей на 42 птицефабрики), приводит данные Фисинин. В сегменте яичной птицы ситуация складывается иначе: 65% принадлежит импортным кроссам. Дело том, что в стране нет чистых линий яичных кроссов, объясняет специалист.

Несколько лет назад в Россию поставляли свой материал более десятка генетических компаний. Сегодня в яичном птицеводстве их только две – «Хендрикс Дженетикс» и «Ломан-Хайлайн», а в бройлерном три – «Кобб-Гибро», «Авиаген» и «Хаббард», перечисляет Немировский. Резкое сокращение поставщиков он объясняет ростом продуктивности родительской птицы (несушка прибавляет в среднем 3 яйца в год), в результате чего сокращаются объемы закупок, так как аграриям требуется все меньше птицы. В то же время удорожание научных исследований заставили некоторых селекционеров объединиться, в результате чего образовались международные компании, имеющие чистые линии в разных странах. Их селекционные центры позволяют использовать достижения генетических исследований с небольшими вариациями в различных подотраслях животноводства.

Об основании подобной интернациональной компании с участием России говорит и Фисинин. «Росптицесоюз уже разработал и направил в Минсельхоз предложение о создании в стране нескольких селекционно-генетических центров, которые должны создаваться на интегрированной основе с крупными международными компаниями», – рассказывает специалист. Организацию этого проекта он видит следующим образом: российская сторона предоставляет землеотвод, помещение, рабочий персонал, а запад привозит свои исходные линии. Однако иностранные компании не спешат заключать столь масштабные контракты с Россией, ссылаясь на нестабильную ситуацию на рынке, добавляет Немировский.

Алена Гроздова, Мария Лушникова
Журнал «АгроТехника»
№6, ноябрь — декабрь 2008

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: