Родословная для свиньи

Многопородное скрещивание может существенно повысить продуктивность свиней, а значит, улучшить экономику хозяйства. Например, гибриды зарубежных пород способны набирать 100 кг за пять месяцев и приносить 28 поросят в год. Но достижение хороших показателей с «иностранцами» возможно лишь при правильном сбалансированном кормлении. Тогда как отечественные породы не столь требовательны и способны жить в практически любых условиях.

Для улучшения племенных качеств животных хозяйства, занимающиеся товарным свиноводством, используют, в основном, гибридизацию. В этом случае поросята наследуют лучшие гены родителей: плодовитость, сохранность и большой выход мяса, рассказывает Александр Подгурский, старший консультант международной компании PIC в России (генетика, продажа племенных свиней). Чтобы получить наиболее качественный гибрид, как правило, скрещивают три-четыре, а иногда и пять пород. Для достижения лучших показателей применяют направленную раздельную селекцию: отдельно работают с материнскими и отцовскими линиями, поясняет он.

Материнские породы, например, Крупная белая и Ландрас, ценятся за высокое многоплодие (12 поросят) и большую молочность (более 60 кг), которые передают потомству. Однако генетики продолжают селекционные работы, направленные на снижение толщины шпика (с 3-4 см до 2 см и менее) и увеличение продуктивности свиноматок, замечает Подгурский. Отцовские же линии, по его словам, дают гибридам мясные качества: большой окорок и широкую спину с толстой мышцей, идущей на карбонат. «У отцовских мясных пород она в 1,5 раза больше по ширине сечения, чем у материнских – 40-45 кв. см», — доволен старший консультант. В то же время такие породы имеют низкие материнские показатели: приносят всего 7-8 поросят за опорос, плохо вскармливают», — сравнивает он.

Гибриды без сала

Среди зарубежных компаний-лидеров по продаже племенных свиней опрошенные «Агротехникой и технологиями» специалисты называют работающую в более чем 30 странах мира компанию PIC, а также голландские Topigs и Hypor и датскую DanBred. Среди отечественных племзаводов выделяют «Юбилейный» (Тюменская обл.), «Гибридный» (Самарская обл.), «Лазаревское» (Тульская обл.), «Заволжское» (Тверская обл.) и др.

В России гибридизацию стали использовать намного позже, чем на Западе: уже 45 лет назад компания PIC скрещивала в Европе Крупную белую и Ландраса, чтобы улучшить материнские качества пород, вспоминает Подгурский. Из-за невнимания к генетике в российском свиноводстве было многое упущено, сожалеет он. Например, высокая жирность, которой отличаются наши свиньи (толщина шпика может быть более 4 см), так и не была уменьшена. «Конечно, материнские линии изначально имеют больше жира, — не отрицает специалист. – Однако при одних и тех же 100 кг у российской Крупной белой 3 см спинного шпика, а у европейской – 2 см».

Поскольку на образование жира уходит в 3,5 раза больше корма, чем на образование мяса, российские свиньи не могут конкурировать с иностранными из-за больших затрат на «еду», уверен Подгурский. «В Англии конверсия составляет 2,9 кг корма на 1 кг прироста, в Дании и Голландии – 2,7-2,8 кг, в России же в среднем получается больше 6 кг, а это в 2,5 раза больше, чем положено!», — сокрушается старший консультант. Причину этого он видит в несбалансированном рационе и в слабом генетическом потенциале отечественных пород.

С тем, что в нашей стране сегодня более популярны импортные породы – Ландрас, Йоркшир, Петрен, соглашается и директор ГНУ ВНИИ генетики и разведения с/х животных (ВНИИГРЖ, Санкт-Петербург) РАСХН Петр Прохоренко. «У нас основной маточной породой всегда была Крупная белая, но она очень сальная (толщина шпика 3-4 см). Мне постоянно звонят отечественные производители, спрашивают, куда девать свинину? Ведь потребитель хочет хорошего постного мяса, а сало никому не нужно – времена, когда с прилавков сметали все подряд, прошли», — напоминает он. К сожалению, отечественная свиноводческая генетика находится в плачевном состоянии: племзаводы разрушены, станции контрольного откорма – основной инструмент селекционеров – полностью ликвидированы, сетует Прохоренко. По мнению директора, чтобы выйти из кризиса, надо полностью менять селекционную работу и начать проводить отбор в пользу мясных качеств.
«Запад всегда вел селекцию «на мясной тип», стараясь уменьшить толщину шпика, тогда как в Советском союзе не обращали внимания на лишнее сало», — соглашается с Прохоренко зоотехник племхоза «Краснодарское» (Краснодарский край) Александр Конюшенко. В результате сегодня многие хозяйства столкнулись с трудностями: мясоперерабатывающие комбинаты не хотят покупать жирную свинину, предпочитая брать за большую цену мясо с толщиной шпика не более 2 см, подтверждает он. «Но ведь российский стандарт по Крупной белой, причем элитного класса, – 3 см! – восклицает зоотехник. – Правда у Скороспелой мясной (СМ) чуть меньше – 2,4-2,6 см».

В хозяйстве разводят только эти две породы (общая численность – 4,12 тыс. голов), без межпородного скрещивания. Товарным хозяйствам, чтобы выжить в конкурентной борьбе, Конюшенко рекомендует применять двухпородное скрещивание. «Если Крупную белую крыть хряком Ландраса, Йоркшира или Петрена, в первом поколении проявится эффект гетерозиса – превосходство потомков над родителями по продуктивности, которая будет больше на 25-30%», — утверждает он. А вот отечественной породы, способной достойно конкурировать с импортными, по оценкам зоотехника племхоза, сейчас нет.

Впрочем, с этим не согласен заместитель директора по производству ОПХ «Ладожское» (Краснодарский край) Василий Фискевич. В хозяйстве разводят племенных свиней СМ-1 (поголовье 14 тыс.) и гордятся своей продукцией. «Это самая лучшая порода в России! – уверяет Фискевич. – Толщина шпика у них не более 2,2 см, срок откорма до 100 кг происходит за 6,5-7 месяцев, конверсия корма составляет 4,3-4,5, среднесуточный прирост на группе 0-2 – 260-265 г, на группе 2-4 – 460-465 г, а на откорме – 650-780 г». Назвать хорошую зарубежную породу Фискевич затрудняется: наблюдая за соседними хозяйствами, купившими «иностранцев», он видит у европейских пород большой падеж. «Наша СМ-1 может конкурировать со всеми западными породами, ведь она легко адаптируется к любым условиям, — утверждает он. – Когда мы перевозили наших свинок (в скотовозах при температуре –25°С) на Россошанский мясокомбинат, ни одной головы отхода не было! И это при том, что расстояние до предприятия составляло 650 км», — гордится заместитель директора по производству. Свиньи этой породы совершенно неприхотливы, уверяет Фискевич. Например, Россошанский мясокомбинат, решив строить свой откормочник на 60 тыс. голов, выбрал СМ-1 именно за это качество.

В то же время в хозяйстве «Суворова» (Краснодарский край), где содержится 600 свиноматок (общее поголовье 6,5 тыс.), отказались работать с СМ-1. Отмечая безусловный плюс этой породы – высокую устойчивость к любым условиям, генеральный директор компании Александр Пелих все же называет ее «недоработанной». По его словам, минус СМ-1 кроется в «высокой засаленности» – 3-4 см, а также большой конверсии корма. «Несмотря на то, что сейчас цена на свинину растет (при себестоимости 33-35 руб./кг она раньше продавалась за 40-45 руб./кг, а теперь уходит примерно за 52 руб./кг без НДС), мы не уверены в стабильности рынка, — опасается Пелих. – Если бы цена «законсервировалась», мы бы выращивали СМ-1. Но ведь может быть «обвал», поэтому мы сделали выбор в сторону наивысшего качества, которое обеспечит нам стабильно высокий уровень цен».

Сейчас в хозяйстве используют трехпородное скрещивание: Крупную белую покрывают Ландрасом, а полученный гибрид – Петреном. При сроке откорма 160-180 дней конверсия корма составляет 2,78, выход мяса 71-73%, однако мяса на кости «всего 51%, и это большой минус», огорчается гендиректор. В этом году в «Суворова» готовятся к переходу на новый мясной гибрид: будут работать с хряком Темпо голландской компании Topigs, для чего осенью завезут 200 голов этой породы с «Камского бекона». По подсчетам Пелиха, выход мяса с новым гибридом будет составлять 78%, конверсия корма снизится до 2,5, срок откорма не будет превышать 150 дней, а цена на такую свинину составит 55-58 руб./кг живого веса. Кроме того, плодовитость с 22,7 поросят на одну свиноматку в год должна будет увеличиться до 28 голов. «Все эти показатели очень важны, ведь стоимость комбикормов за год увеличилась на 100% (сегодня она составляет 10 руб./кг), поэтому мы видим выход в этой новой породе», — заключает Пелих.

В «Мордовском беконе» (Мордовия), входящем в состав агрохолдинга «Талина», выращивают свиней пород Ландрас, Дюрок и Крупная белая, а также их гибридов (численность – 64 тыс. голов, из них 6,3 тыс. свиноматок). Среднесуточные приросты на подсосных поросятах составляют 220-225 г, на доращивании – 500-520 г, на откорме – 650 г, рассказывает PR-менеджер агрохолдинга «Талина» Ольга Левина. За один опорос здесь получают в среднем 9,8 живых поросят. Молодняк сдается на убой в возрасте 190 дней. Конверсия комбикорма – 3,8 кг, общее количество свинины, реализуемое за год – 10,7 тыс. т, или свыше 1,7 тыс. кг на 1 свиноматку, добавляет Левина. По ее словам, в хозяйстве остановили выбор именно на этих породах по ряду причин. «Свиноматки Крупной белой породы позволяют получать большое количество крупных жизнеспособных поросят (около 11 голов), обладают прекрасными материнскими качествами, — поясняет PR-менеджер. – Покрывая Крупную белую хряком Ландраса, мы получаем двухпородную матку, обладающую помимо хороших материнских качеств еще и хорошими мясными формами. А от скрещивания этой двухпородной свиньи и Дюрока получается товарный гибрид, имеющий хорошее качество мяса, высокую постность (толщина шпика менее 3 см) и крепкие конечности, что очень важно при промышленном выращивании свиней».

Комментарий специалиста

Оборудование для свинокомплексов

Игорь Симончик, ведущий технолог-проектант компании «Неофорс» (Россия-Белоруссия, инжиниринг свиноводческих комплексов и ферм):

Принципиальных отличий в габаритах у оборудования для свинокомплексов сейчас нет – у всех производителей они примерно одинаковы. Например, станки для подсосных свиноматок имеют оптимальный размер 1,7-1,8 м на 2,4 м, а станки для супоросных свиноматок – максимум 2,2-2,3 м на 0,7 м. Однако, в отличие от Европы и Канады, в России нет подходящей породы, которая могла бы без последствий для здоровья и последующей продуктивности весь супоросный период простоять в станке. Жизнь без движения чревата для животного ишемией сердца, и перегон таких свиней даже на небольшое расстояние может привести к смерти.

У нас свиноматок с установленной супоросностью содержат в загонах на 12 голов с площадью постановки 2 кв. м. (в Европе она чуть больше – 2,3-2,4 кв. м). Оборудование Roxell, которое мы используем для комплектации систем кормления супоросных свиноматок, отличается возможностью давать два вида корма с медленной скоростью высыпания, что очень технологично и удобно для животных, т.к. не создает стрессовой ситуации у кормушек. А вот при использовании кормовых станций с вольным содержанием животных могут возникнуть проблемы, связанные не только с потерей чипов. Например, животных довольно непросто приучить заходить и, главное, выходить из кормовой станции. Поэтому процесс кормления лучше автоматизировать по классической схеме: холостые свиньи держатся в станках, супоросные и подсосные свиноматки – в отдельных загонах, а поросята на доращивании и откорме – на групповом содержании.

Основная проблема при выборе оборудования заключается в расхождении официальных документов с практикой. Например, инструкции норм технического проектирования рекомендуют держать в загоне 25 голов, а системы Roxell рассчитаны на 30. Дело в том, что рекомендательные и законодательные базы разрабатывались давно, с тех пор технологии содержания изменились, появилось новое оборудование. Но требования к нему все еще применяются старые. А менять их, к сожалению, некому, т.к. российские ученые сильно отстали в подобных вопросах.

Татьяна Кулистикова
Журнал «АгроТехника»
№4, oсень 2007

Оцените статью
АгроНовости