Селекционный плацдарм

С началом перестройки селекционный процесс в сельском хозяйстве практически остановился. Но постоянно растущие требования к сортам растений и породам животных, их продуктивности и качеству продукции заставили аграриев думать об обновлением генетического материала. Чтобы выдержать конкуренцию на рынке, крестьянам пришлось закупать семена ряда сельхозкультур и животных западной селекции.

Российским селекционерам достаточно сложно конкурировать с западными селекционными компаниями. Если в США на создание одного сорта зерновых культур в среднем затрачивается $180 млн (процесс длится 10-15 лет), то в России в зависимости от оснащенности лаборатории – от 10 до 100 млн руб., раздосадован руководитель центра селекции и семеноводства Татарского НИИСХ (Казань) Василий Блохин.

На создание одного гибрида капусты в идеале должно уходить около 50 млн руб., так как этот процесс занимает не менее 16 лет, продолжает директор селекционной станции им. Н.Н. Тимофеева Григорий Монахос. «Однако даже Тимирязевская академия тратит на селекцию менее $1 млн в год. О каком прогрессе в российской селекции можно говорить?» – недоумевает эксперт. Для сравнения, по данным Лекса ван дер Веерда, менеджера по продукции голландской компании Barenbrug Holland BV (селекция, семеноводство, международный маркетинг), его фирма ежегодно вкладывает в селекционную программу €5 млн.

Сортовые реалии

Сегодня селекцией в растениеводстве начинают заниматься и частные компании, но большая часть разработок (свыше 70%) все равно приходится на научно-исследовательские учреждения и селекционные центры Россельхозакадемии (их более 40), отмечает замгендиректора холдинга «Российские семена» (Москва) Вячеслав Лапочкин. Эти организации постоянно ведут селекцию по всем видам и группам сельхозкультур и ежегодно передают в сорто-испытательную сеть свои новинки. Вопрос в другом – внедряются ли эти сорта в производство. К примеру, все опытно-производственные хозяйства Россельхозакадемии в год производят около 250 тыс. т семян зерновых культур высших репродукций, говорит специалист. Но в связи с высоким уровнем развития внутрихозяйственного семеноводства и стагнацией рынка зерновых культур не все эти семена востребованы аграриями.

По словам Лапочкина, значительная часть сельхозпроизводителей старается экономить, засевая семена массовой репродукции. Происходит это потому, что при выборе приоритетов финансирования они в первую очередь отдают предпочтение покупке горюче-смазочных материалов, средств защиты растений и другим нуждам производства, объясняет замгендиректора «Российских семян».

Но уже решившись на закупку качественных семян зерновых, аграрии выбирают сорта российской селекции, утверждает специалист. По его словам, семена озимой, яровой пшеницы, ржи и овса доминируют над западными аналогами. Однако по таким сельхозкультурам, как кукуруза, сахарная свекла, рапс, подсолнечник и т.д. на российский рынок поступает достаточно много иностранных сортов.

К примеру, пивоваренный ячмень западной селекции сегодня пользуется большим спросом у сельхозпроизводителей, заявляет гендиректор хозяйства «Рассвет» (производство сахарной свеклы, выращивание семян зерновых культур; Липецк) Сергей Дьяченко. Дело в том, что пивоваренные заводы предъявляют строгие требования к сырью, и российским аграриям не остается ничего иного, как использовать западные сорта, генетика которых, в отличие от российских аналогов, дает более высокий урожай и качественное зерно.

Если же взглянуть на эту ситуацию с позиции сельхозпроизводителя, а не селекционера, то нельзя не отметить, что ввоз в нашу страну импортных сортов создал новую конкуренцию в производстве зерна, добавляет вице-президент Российского зернового союза Александр Корбут. Сегодня Россия стала достаточно крупным экспортером пивоваренного ячменя. В значительной степени это произошло потому, что в страну пришли импортные сорта.

В дефиците также семена овощных культур отечественной селекции, говорит гендиректор селекционного центра «Гавриш-Гольево» (Москва) Сергей Гавриш. Например, в российском госреестре нет ни одного отечественного гибрида лука и свеклы, поясняет Монахос. Сельхозпроизводитель уже давно перешел на выращивание гибридов и за неимением отечественного материала закупает импортный, обладающий неоспоримыми преимуществами. Но если по каким-то причинам западные компании ограничат поставку семенного материала в Россию, цена на семена, возможно, поднимется, и это отразится на стоимости овощей, предупреждает директор селекционной станции им. Н. Н. Тимофеева.
«В этом году в южных регионах страны не было в открытой реализации семян озимого лука Эхо F1 (Япония; Сакако), посевная прошла без него, и фермерам пришлось использовать семена худшего качества, – сетует Монахос. – А в прошлом году подобная ситуация произошла после ограничения поставок гибрида свеклы Пабло F1 фирмы «Бейо Заден». Такая же проблема возможна и с другими группами овощных сельхозкультур, убежден эксперт. Более того, с его слов, в стране уже несколько лет не закладывается страховой запас семян овощных культур с высокими посевными качествами (лучших F1 гибридов и сортов, допущенных к использованию в последние годы и наиболее востребованных производством). Это и неудивительно: ФГУП «Россортсемовощ», через которое государство осуществляло свою деятельность в области производства, заготовки и реализации семян, а также создания и обслуживания страхового фонда, признано банкротом, объясняет Монахос.

По мнению Лапочкина, данная ситуация неразрывно связана с проблемой продовольственной безопасности. Ведь ни для кого не секрет, что по всем группам продовольствия Россия на 40% обеспечивает себя за счет импорта.

Административный барьер

Если российским селекционерам не составляет труда вывести на рынок семена зерновых, то тем, кто занимается созданием сортов овощ-ных культур, приходится преодолевать некоторые трудности.
«В первую очередь работу селекционеров замедляет непроработанная нормативно-правовая база», – говорит Корбут.

Участники рынка сетуют, что ранее действовавший «Закон о селекционных достижениях» № 5605 от 16.08.1993 года, потерявший силу после введения в действие IV части Гражданского кодекса (глава 73 регулирует право на селекционное достижение), практически не выполнялся из-за отсутствия органа, отслеживающего передвижение семян. Но после того как расширили полномочия Минсельхоза, наделив его властью федерального органа исполнительной власти по селекционным достижениям, «вроде бы все нормализовалось». Правда, такие изменения имеют две стороны: с одной – это контроль над передвижением семян на рынке, а с другой – запуск бюрократической машины.

Особенно сложно получить карантинный сертификат в Россельхознадзоре, жалуются селекционеры. «Процедура его оформления отнимает около месяца и тем самым сильно тормозит рабочий процесс. Более того, у нас этот сертификат требуется на всю продукцию, хотя по Федеральному закону «О карантине растений» от 15 июля 2000 года № 99-ФЗ он должен выдаваться только на семена, завезенные из карантинной зоны, или на импортные поставки», – недоумевает Монахос.

Навязанная аграриям обязательная сертификация после введения селекционного достижения в Реестр (приказ Минсельхоза № 859 от 8 декабря 1999 года «Об утверждении Положения о порядке проведения сертификации семян сельскохозяйственных и лесных растений») нанесла непоправимый удар по отечественной селекции, негодует эксперт. Дело в том, что требования к новым гибридам меняются очень быстро, жизнь селекционного достижения сокращается до 6-10 лет и на смену им приходят новые – с признаками и свойствами, более востребованными рынком.

В такой ситуации медлить нельзя. Но если раньше включение гибрида в госреестр считалось разрешением выводить партии семян в оборот, то сегодня эта мера всего лишь дает право начать процедуру сертификации, что приводит к потере времени, недоволен Монахос.
«Например, у двулетних овощ-ных культур сертификация занимает два года, тогда как заявку на нее нужно подавать за месяц до посева семян. Таким образом, при этой системе семена нового гибрида, допущенного Госсорткомиссией в реестр после двух-, трехлетнего испытания, попадают на поля только через три года», – раздосадован эксперт. Самое интересное в этой ситуации то, что семена не обязаны подвергаться обязательной сертификации, так как в списке «Товары для обязательной сертификации» они отсутствуют, недоумевает Монахос.

А вот зарубежные фирмы могут завозить семена своих гибридов на второй день после включения в госреестр, так как получение сертификата ISTA (Международная ассоциация тестирования семян) с ним не связано. Но если западная компания намерена завести семена овощных культур, она должна предоставить еще и второй сертификат (сортовой идентификации), о необходимости предъявления которого говорится в приказе «Об утверждении Положения о порядке проведения сертификации семян сельскохозяйственных и лесных растений». Для этого импортеры должны предоставить сертификат OECD (Организации

Экономического Сотрудничества и Развития). Однако по этой системе семена овощных культур в Европе не сертифицируются. Возникает вопрос: каким образом на российский рынок проходят сотни тонн импортных семян овощных культур?

Источник:

Алена Гроздова, Мария Лушникова
Журнал «АгроТехника»
№6, ноябрь — декабрь 2008

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: