Тонкие создания из конюшни

По Москве шагала лошадь. Везла она какой-то немудреный груз, однако дело не в нем. Среди ревущей своры автомобилей на оживленной столичной трассе лошадь вела себя самым преспокойным образом. Но вы бы видели в этот момент прохожих на тротуаре. «Смотрите, лошадь!» «Боже, неужели еще на лошадях работают».На лицах были написаны удивление и умиление.

Давненько, видать, эти люди не бывали в деревне. Нынче в иных селениях что ни двор, то лошадь. Иначе, хоть зарежься. Ни тебе огород вскопать, ни дров привезти. В больницу кого отвезти, и то лошадь поможет. Есть у иных селян и автомобили, да пока почва не подсохнет, на нем не поедешь по проселочным дорогам. А на лошади пожалуйста!

Да что там говорить, это животное большой друг человека. Привязчива к хозяину. Он с ней по-доброму, и она постарается отплатить ему добром. Ну, а красота какая, эта коняга! Мне пришлось поездить по стране, и немало перевидеть. всякого интересного, но самый большой восторг вызвали два объекта фонтаны Петергофа и ахалтекинские лошади. Уравниваю эти два произведения рук человеческих. К ахалтекинцам тоже ведь люди руки приложили, потому-то они такие стройные красавцы, к тому же, как верховые кони, и получились в конце концов выносливыми.

«Это животное… гораздо щедрее одарено инстинктами и физиологическими чувствами. Слышит лучше кошки, обоняние тоньше, чем у собаки». Слова эти принадлежат писателю А.И. Куприну, большому любителю и знатоку лошадей. Так вот своим чуткими обонянием животное улавливает уже издалека резкие, неприятные для себя запахи и может просто взбеситься из-за них, тогда какое уж там послушание! Одеколон, духи и не думайте! Иногда цирковые кони отказывались выступать с надушенными дрессировщиками. Не дай Бог прийти в конюшню «под мухой»! Прежде чем поить-кормить лошадь, не грех самому обнюхать ведро, корм не несет ли от них какой-нибудь пакостью нефтью, карболкой…’Конь не пожелает войти в денник, где пахнет чем-то «химическим» или, скажем, мышами. Хозяин думает, что он капризничает, а всего-то и надо убрать почище.

Вот что любит лошадка, так это попить чистой прозрачной водички. В безводной местности она учует ее хоть за 10 км. Отпусти поводья вывезет кратчайшим путем прямо к воде.

Так же сама отыщет брод через речку. К слову, замечено, что силу животным дает талая вода (недаром ее считают живой). Раньше даже поговорка была: «Конь талой воды напьется все обойдется». Благоприятное ее воздействие на жеребят подтверждено исследованиями и практикой.

Тонкость натуры у лошади удивительная. Следи за ее поведением и не пропадешь. Поморы рассказывают, что при подледном лове рыбы лошади раньше людей чуют подвижку льда. Они начинают беспокоиться, потом срываются с места к берегу, только успевай, рыбаки, в сани прыгнуть. Накоплено много фактов удивительной
привязанности лошадей к дому, к своему двору, месту рождения и последующего обитания. Интересное было сообщение в газете прошедших лет. Писали о бегстве кавалерийской лошади из Киева в станицу Сламихинскую (в дальнейшем, Фурманово) на Урале. Лошадь принадлежала сламихинскому казаку, несшему службу в Киеве. Во время купания лошадей она вырвалась и сбежала. Беглянка должна была преодолеть огромное пространство, много рек, искушение присоединиться к косячным табунам и другие преграды. А между тем в Киев эту лошадь доставили поездом, в закрытом товарном вагоне. Во время следования ее выводили на прогулку всего два раза.

Коня во все века считали умным животным. Многие подтвердят, что у него и память великолепная.
Помнится, еще в советские времена поручили мне написать в журнал о конном заводе под Ашхабадом, где и по сей день разводят ахалтекинских лошадей. Вот тогда-то я и влюбилась в ахалтекинцев. А рассказов о них наслушалась столько, что прониклась большим уважением не только к ахалтекинцам, но и к прочим лошадям.
Был в конзаводе жеребец, ходил под седлом, возил кого-то из начальства. Бывало, стоя на привязи у конторы, глазел на входящих и выходящих. Стоило к крыльцу подойти чужому, конь недобро ржал, бил копытом, и новичок старался побыстрее юркнуть в дверь. Не хуже собаки стерег. Но кони и злопамятны. Могут выбросить из седла ненавистного всадника, укусить его, прижать к стене. А потому, если надо наказать животное, то уж во всяком случае не битьем. Строгий окрик, «выговор» и достаточно.

А еще в том конзаводе был жеребец, звали его, кажется, Мамед. Так вот он терпеть не мог серых кобыл. В случной сезон подведут к нему такую отворачивается. Серая, явно заигрывая, крутится вокруг, а жених и глядеть на нее не хочет. Задумают перехитрить, накроют кобылу попоной и снова подведут. Конь подойдет, подозрительно осмотрит ее и вдруг сдернет зубами попону: «Опять серая!» и отвернется. Когда отправили жеребца в табун, он выбил оттуда всех серых кобыл.

Еще про одного вороного жеребца рассказывали, какой он был артист.

Красоты этот конь был неописуемой. Когда он гулял в ограде, люди подходили, смотрели на него и вслух восхищались стройностью, грацией животного. Словно слова понимал этот вороной. Становился в позу, поворачивался боком к глазевшей на него публике, чтобы было видно все его изящество. Застывая в такой позе, забывал о зеленой травке, которую до того щипал.

Бригадир конюшни долго глядел на эти спектакли, а потом взял и запретил подходить к ограде, где гулял
вороной. Жеребец затосковал, поглядывал на забор, но там было пусто, зрители не подходили. Стоял, понурив свою точеную головку: скучно. И травка не соблазняет. А бригадир издали кричал ему: «Давай пасись, артист какой нашелся!»

Вороной принимался за траву, но все поглядывал на пустую ограду.
Злопамятность у них тоже есть. Случай в том же конзаводе был такой. Во время скачек один тренер по. какому-то корыстному соображению взял да и придержал коня, чтобы не опередил на финише других. Конь рвался вперед, понимал, что может обойти остальных, а его удерживали. Не простил он тому человеку. Всякий раз, как тот входил в. денник, конь старался повернуться ‘так, чтобы тренер оказался между ним и стеной, и прижать его. Долго длилась эта борьба. Пришлось передать лошадь в другие руки.

Ну ладно, чистопородные лошади, они, должно быть, более утонченные, потому что с ними носятся как с писаной торбой, они ведь дорогo ценятся. А вот простые деревенские, которых выращивают, чтобы в упряжи ходить, эти-то каковы? Да ведь и рабочие лошадки себе на уме. К каждой нужен особый подход. Вот что знающие люди говорят. Надо в оба смотреть, когда приучаешь к упряжи. При попытке взнуздать в крытом загоне с низкой крышей лошадь может резко поднять голову или попытаться встать на дыбы и тогда ударится головой. После этого она станет такой пугливой, что с упряжью в руках даже не подпустит к себе.

Надевая впервые уздечку, ее надо подвести к голове коняги от шеи, сперва погладив и успокоив животное. А когда удастся взнуздать, то тут уж можно поводить по кругу на всей длине вожжей и то приближаться к лошади, то отходить от нее. Вот так она привыкает к поворотам. Самое же сложное заставить лошадь
войти между оглобель. Ей кажется, что это ловушка, и она всеми силами сопротивляется. Знатоки в этом случае вот что советуют. Завязать за уздечку вожжи с двух сторон и сзади тянуть ими лошадь в расставленные оглобли. Они с двух сторон сожмут ее бока, и коняга поймет, что ничего страшного не случилось.

Сперва ездят по безлюдным местам, а потом потихоньку. приучают к шуму моторов, мелькающему транспорту. Первое время никак нельзя останавливать лошадь, когда мимо проезжает транспорт, а то она и впредь уже самостоятельно будет это делать. Поначалу ездят по широким дорогам, где все-таки не так близко едут автомашиы.

Это общие правила, но животные неодинаково реагируют на шум, крик. Так что с конем надо быть поосторожнее. Один ездовой, перевидавший немало рабочих лошадей, предупреждает, что лошадь очень нервничает, когда она запряжена в двуколку или тележку, а ее гонят при езде, даже заставляя мчаться галопом. И окрики свои умерьте, с конем на ходу, как с благородной барышней спокойно, вежливо, ласково. И вот этот ездовой рассказывает. Был у него случай. Запряг он коня, слева до оглобли привязал корову, сзади на веревке подлиннее полугодовалого бычка. Хотел их на выпас отвести. А бычок как пошел брыкаться возле лошади и коровы! Хозяин думал, запутает сейчас веревку в колесе. Прикрикнул на него, а лошадь, видно, подумала, что на нее рассердились, как понесла с места в карьер. Хорошо, что у коровы оборвалась веревка, а то бы лошадь погубила ее.

И до чего додумался этот ездовой! Поставил на телегу тормоз. Взял крепкую надежную метровой длины цепь, протянул ее в обод колеса и за оглоблю. На одном конце цепи был приделан крючок, а к другому прицепил кольцо. Когда надо, цепляет крючком» за кольцо, и колесо не крутится. С этим тормозом лошадь с двуколкой может пастись, а ты по своим делам на какое-то время. Только все хорошо обойдется, если местность знакомая, а если лошадь впервые видит ее, то лучше от повозки не отходить, и с тормозом умчится, если чего-то испугается.

У лошади, как уже сказано, очень чуткое обоняние, и она не любит, когда от людей чем-то пахнет,-хотя бы даже и французскими духами. А сама между тем обожает ароматные травки. Приметили, что на пастбище она выбирает пахучие богородскую траву(чабрец), душицу, мяту, цикорий, полынь, хорошо бы хозяину сушить эти травы, да зимой добавлять в сено. То-то лошадка будет довольна!

Славное животное лошадь, чистопородный ли это скакун или заурядная деревенская коняга. Как-то читательница написала: когда ушли с мужем на пенсию, уговорила его поселиться в деревне. Муж согласился нехотя, а когда купили лошадь, стал совершенно счастливым человеком.

Разговорилась я однажды с сельским конюхом. Поглаживая морду своей лошади, он сказал: «Все понимает, только не говорит. Иной раз пойду, и все ей, что накипело, выкладываю, отвожу душу. А в ответ — взгляд добрых глаз».

Лидия Исаченко
Здесь можно подписаться на журнал «Дворовая Живность и Хозяйство»

Оцените статью
АгроНовости